Мутаева Аиша: встаю на защиту своего мужа, представлю его в Европейском суде по правам человека и докажу его невиновность

Аиша Мутаева, супруга Апти Висаева, попавшего под арест весной прошлого года, отчаянно отстаивает права на свободу своего мужа. Обратившись в организацию «Мемориал» для обеспечения защиты его прав, она не опустила руки и делает все для огласки и разоблачения правды об этом деле. Аиша записала серию видео-роликов для YouTube, в которых подробно рассказала историю ареста ее мужа, о сфабрикованном против него уголовном деле. Одним из последних ее шагов по спасению мужа стало обращение к главе Республики Чечня Рамзану Кадырову, оно же и стало последней надеждой. Аиша попросила Рамзана Кадырова оказать помощь соотечественнику и восстановить справедливость. В чем же обвиняют Апти Вусаева?

Аиша, здравствуйте. Что сейчас занимает большую часть вашего времени? Расскажите о себе.

Самое важное, что занимает немалую часть моего времени – это мои дети. Так же, я являюсь студенткой – получаю юридическое образование в «Синергии». Параллельно веду гражданские дела, оказываю юридические консультации. Учиться по данному направлению я начала еще в 2018 году, задолго до случившегося в моей семье. Немного отучившись, я оставила учебу, для того, чтобы быть рядом с мужем и детьми. Но, в связи с задержанием мужа, я поняла, что теперь мой профессиональный выбор мне придется как никогда кстати, для защиты доброго имени моего супруга. Я защищаю и представляю интересы мужа в Европейском суде по правам человека, добиваюсь признания его невиновным в России. Теперь у меня уже достаточно твердое намерение доучиться и овладеть профессией адвоката.

А как вы познакомились с Апти Вусаевым?

Это была случайная встреча. Я довольно долго жила одна с детьми от первого мужа, строить новые отношения в мои планы не входило. Но мужская помощь по дому периодически требовалась, обычно мне помогал муж моей подруги. Но однажды он не смог прийти, а мне срочно нужно было починить кран, и подруга порекомендовала знакомого сантехника. Так мы и познакомились с Апти. Обращалась я к нему потом еще не один раз, но общение наше всегда было достаточно сухим. У наров чеченской республики запрещено находиться незнакомым женщине и мужчине наедине, поэтому дети всегда были рядом со мной. Отношением к ним он меня изначально и покорил – всегда приносил им огромные пакеты вкусняшек, болтал с ними. Хотя со мной только изредка пересекался взглядами. Я чувствовала, что со временем между нами установилась какая-то связь, он стал мне духовно близок. Поэтому позже мы решили связать судьбу друг с другом. Никях прошел в апреле.

Как вы узнали о том, что Апти уже отбыл достаточно длительное тюремное заключение, не отпугнуло ли вас это?

Апти ничего не скрывал от меня, рассказал сам. Вы знаете, далеко не редкость для чеченца его возраста быть осужденным за причастность к вооруженным формированиям. К тому же, я знала, что признательные показания на суде давал он под пытками. Для меня важно больше то, каким человеком он остался после такой школы жизни, он уже отбыл свое наказание. И впереди была абсолютно счастливая семейная жизнь, он доказывал это неоднократно, своими делами и поступками. Именно поэтому и сейчас я уверена в его невиновности.

Как отнеслись ко всем событиям ваши родные и друзья? Обращались вы к кому-нибудь за помощью?

Огромное количество людей помогает мне с самого момента задержания, причем абсолютно разных национальностей и вероисповеданий. Моя семье небогатые люди, поддержать материально не могут, но моральная поддержка ощутимее во сто крат, она безумно ценна для нас сейчас.

Почему вы уверены в том, что Апти невиновен, было ли для вас неожиданностью его обвинение в подготовке террористической акции?

Мы с Апти жили дружной семьей, у нас одна жизнь на двоих. Даже в разлуке бы были постоянно на связи, поэтому, конечно же, это обвинение стало для меня полнейшей неожиданностью. Я не могла не знать о таких событиях в его жизни, если бы он задумывал что-то подобное, я бы обязательно это заметила. О том, что обвинение ложно, я поняла сразу, как только ознакомилась с материалами дела, а так же с доказательствами, которые представило следствие. После своего длительного тюремного заключения Апти не может в полной мере пользоваться смартфонами. Печатать сообщения он не умеет, для того, чтобы провести экспертизу его сообщений, мы даже не смогли их найти в переписках – Апти в мессенджерах всегда общался с помощью голосовых сообщений. И я даже не говорю о стиле и особенности тех сообщений, которые предъявлялись в качестве доказательств – они совсем не характерны манере общения моего мужа.

Полагаем, у вас помимо своей уверенности есть и еще какие-то аргументы в защиту супруга?

Конечно, есть, и не только у меня. Общаясь со следователем, я поняла, что и он тоже не верит в виновность Апти. Его единственным аргументом служит только то, что Апти уже был судим. То есть оперативник просто напросто повесили на моего мужа «клеймо» виновного террориста, они считают что до конца жизни он должен расплачиваться за ранее совершенный проступок.

В нашей квартире при обыске находят какой то кнопочный телефон, который мы до этого никогда не видели, без отпечатков, на сим карту, которая находится в нем, зарегистрированы социальные сети на имя Апти, там, якобы он вел переписку о подготовке теракта. И это человек, который ни разу в своей жизни не был пользователем социальных сетей, он попросту этого не умел! Да и разве человек, который будет планировать подобные вещи, поступит таким образом? Все это дело – сплошная фальсификация.

Нам постоянно отказывают в проведении экспертизы, затягивают с решениями.…Но мы будем бороться до конца!

Скажите, а до задержания, находился ли ваш муж под надзором правоохранительных органов, может быть была прослушка или какое либо другое наблюдение? Замечали ли вы подобное?

Да, после отбывания своего первого наказания, Апти находился под обязательным надзором, он был назначен на срок 8 лет. Я не могу утверждать, что было очевидное наблюдение, прослушка или что то подобное, но сам надзор был достаточно строг. В любое время дня и ночи к нам могли прийти оперативники для контроля местонахождения Апти. В связи с тем, что нарушений с его стороны не было ни разу, в декабре 20 года условия для надзора смягчили.

Как вы думаете, почему Апти обвиняют в подготовке террористического акта? Может быть, произошел какой то конфликт и целенаправленно из-за него под Апти копали?

Нет, не думаю, что это было целенаправленно под Апти. У нас все мирно, хорошо, до определенного периода. Нам даже согласовали отпуск в Пятигорск, когда мы попросили для этого разрешения. В феврале мы уже купили билеты, чтобы в апреле отдохнуть. Мы ни о чем даже не подозревали, когда в марте Апти вызвали в уголовный розыск. На этой встрече присутствовали и сотрудники ФСБ, которые впоследствии и стали вести дело Апти. Разговор тогда состоялся на повышенных тонах, Апти склоняли к тому, чтобы он дал признательные показания, напоминали о прошлом, намекали на сотрудничество. Апти отказался и не признал себя виновным. Оперативники его отпустили, но видимо не простили его отказ. С того самого дня и начались наши трудные времена. Это стало просто кошмаром. В отпуск, кстати, мы все-таки съездили. Несколько дней были спокойными – мы встречались с родными, замечательно проводили время. Пока 18 апреля нам не позвонили и не сказали, что в нашей квартире случилась коммунальная авария из-за открытой балконной двери и закрытого вентиля отопления перемерзли трубы, и все затопило водой (я отлично помню, что все двери и окна перед отъездом мы проверяли). Мы не стали выезжать, наш друг в Норильске вместе с сотрудниками ЖЭКА ликвидировали аварию и ее последствия. Спустя время, 22 апреля, поступил звонок от участкового, который попросил нас явиться к нему в участок. Уже по приезду к участковому, нас очень жестко задержали люди в масках. Меня толкнули так, что я, будучи тогда беременной, потеряла ребенка, впоследствии случился выкидыш. При детях сотрудник угрожал мне изнасилованием, грозился меня вместе с мужем отправить за решетку. Это были жуткие дни…По их требованию я должна была убедить мужа не только признаться в том чего не совершал, но и дать показания против других людей, которых он даже никогда не видел и не знает. За это обещали дать срок поменьше. Апти отказался, он стал бороться. И я вместе с ним.

Что сейчас с делом Апти Вусаева? Обращались ли вы за помощью к чеченским лидерам?

29 января закончилось предварительное следствие и дело передано прокурору Красноярского края. В связи с тем, что Апти предъявляют статью «Терроризм», это накладывает определенные ограничения на адвокатов (материалы дела полноценно им не предоставляются). Несмотря на наши многочисленные запросы и ходатайства, они отклоняются и дело направлено в Хабаровск, хотя возбуждено оно в Норильске. Сам судебный процесс будет проходить по видеосвязи, наш адвокат говорит, что за его многолетнюю практику такое впервые – чтобы обвиняемого и его адвоката опрашивали по видеозвонку.

Не так давно я записала обращение о помощи Рамзану Кадырову, ответа пока не поступило. Очень надеюсь на его помощь.

Уже год мы боремся за справедливость. Если бы я смирилась и ничего не предпринимала, Апти уже давно был осужден и сидел к колонии. Я уверена, даже если вынесут обвинительное заключение, я добьюсь возобновления дела. Мы с Апти мечтали о счастливой семейной жизни, он работал на нескольких работах для того, чтобы мы ни в чем не нуждались. Только благодаря его усилиям мы смогли поднять на ноги и вылечить нашу дочь, родившуюся с пороком сердца. Мы только начали жить счастливо и эту жизнь у нас отняли. Я буду сильной, борьба за наше будущее теперь во главе моей жизни.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.